Вернуться к обычному виду

Галина Гуляева

Уполномоченный по правам ребёнка в Ненецком автономном округе
Галина Николаевна Гуляева



Важные ссылки








лого президент детям.jpg


26.02.2014

Татьяна Гашева: С детьми – на равных

В Ненецком автономном округе сегодня проживает почти 11 тысяч детей. Каждый из них – особенный, со своим мировосприятием, своим отношением к жизни, своими привычками и характером. Жизнь такова, что родители все больше думают о материальных благах, ведь каждый хочет для своего ребенка самого лучшего: уютную детскую комнату, красивую одежду, отпуск у моря, качественную еду. Для того, чтобы все это обеспечить, требуется немало сил. И порой не остается времени для того, чтобы остановиться, сделать передышку и просто поговорить по душам с сыном или дочерью, проявить чуткость и внимательность. Вместо этого большинство родителей ограничиваются одним банальным ежедневным вопросом: «Как дела в школе?»

Поэтому нередко происходит так, что ребенок остается один на один со своими проблемами. Вроде бы рядом родители, учителя, друзья, школьные психологи, социальные работники, но он одинок, ему не с кем поделиться.

Уполномоченный по правам ребенка в Ненецком округе Татьяна Гашева хорошо знакома с этой проблемой. Татьяна Ефимовна, кстати, была первым психологом в НАО, и сама лично не раз и не два спасала от отчаяния хрупкие детские души.

– Татьяна Ефимовна, Россия занимает лидирующее место по числу детских суицидов. Как обстоит дело в нашем регионе, и какая профилактическая работа проводится по недопущению таких случаев?

– К счастью, 2012-й и 2013 годы наш округ прожил без детских суицидов. Но буквально несколько дней назад в Нарьян-Маре произошел трагический случай – погибла 17-летняя девушка. Расследованием занимаются следственные органы, и ответ на вопрос, что на самом деле произошло, мы получим позднее. В любом случае, потеря ребенка – это страшное потрясение для семьи. Но ведь большинство ситуаций можно предвидеть. Но у нас, к сожалению, чаще срабатывает пословица: пока гром не грянет – мужик не перекрестится. У специалистов, работающих с детьми, должно быть профессиональное чутье, позволяющее выделить из детского сообщества ребенка, нуждающегося в помощи. Да и психологам не следует увлекаться общими массовыми исследованиями, диагностиками, поскольку не всем детям в конкретной ситуации и в конкретное время нужна поддержка или помощь.

Заметить изменения в состоянии ребенка может и должен педагог, поскольку именно он имеет длительный контакт с детьми во время учебно-воспитательного процесса.

Есть много признаков, которые педагог не может не заметить у ребенка: потеря аппетита, бледные покровы лица, отсутствующий взгляд, сужение круга общения до минимума, вплоть до полной изоляции от социума. И если что-то настораживает педагога, необходимо довести эту информацию до родителей. Вопросы: «Ты плохо себя чувствуешь?», «Я могу тебе чем-то помочь?» – дадут ребенку понять, что он не один, и есть вокруг люди, которым он не безразличен.

Отдельно хочу обратиться к родителям, самым близким людям для своих детей. Следует научиться понимать своего ребенка и правильно реагировать на его душевное состояние, особенно в период взросления, когда интимно-личностное общение становится ведущей деятельностью в развитии подростка. Мы все должны видеть и замечать, что происходит с человеком, который рядом с нами. И родители, и педагоги, и друзья должны проявлять чуткость к внутреннему миру ребенка, понимать, как он радуется, как грустит, как справляется со стрессами. Надо знать, что «закрытые», не эмоциональные дети, склонные внутренне переживать нравственные страдания, более подвержены воздействию негативных факторов и рисков. Лучшая профилактика – не допускать травмирования ребенка по пустякам, развивать у него правильную самооценку и механизмы психологической защиты, позволяющие противостоять трудностям, которых в жизни не избежать.

– Если у родителей не складываются отношения с повзрослевшим ребенком, кто мог бы помочь найти общий язык с подростком? К кому лучше обратиться за помощью?

– В первую очередь можно поговорить с учителем, который хорошо знает индивидуальные особенности ребенка, его отношения в детском коллективе, поведенческие проявления. Кроме того, в каждой школе есть психолог. Консультацию можно получить у специалистов «Центра психолого-педагогической и медико-социальной помощи «ДАР».

Вопрос в другом – хотят ли взрослые обращаться? Мы живем в небольшом городе, где все знают друг друга, и для многих очень важно сохранение конфиденциальности. А иногда на сайте того или иного учреждения по незнанию авторами размещается информация, противоречащая нормам законодательства.

Именно «оголенности» боятся родители, поэтому большинство серьезно волнующих их проблем остаются нерешенными, недосказанными.

– А к кому за помощью может обратиться сам ребенок за пределами школы?

– Все зависит от возраста ребенка: он сам выбирает себе собеседника, в зависимости от значимости его в жизни и по степени доверия.

И к уполномоченному приходят дети – поговорить, чай попить, о себе рассказать.

– Как же у вас это получается? Думаю, ваш совет пригодится многим родителям.

– Для меня важен внутренний мир ребенка, и дети это чувствуют. Сегодня им не хватает партнерства в отношениях. Мы, взрослые, часто ставим перед детьми недостижимую планку. Хотим видеть их в будущем честными, порядочными, получившими хорошее профессиональное образование, создавшими крепкую обеспеченную семью, но при этом изо дня в день создаем препятствия для реализации поставленной долгосрочной цели.

Наши стереотипы воспитания иногда не вписываются в современный, быстро меняющийся мир, поэтому стоит остановиться и посмотреть, все ли я делаю для того, чтобы завтра мой ребенок был счастлив.

– Татьяна Ефимовна, вы много общаетесь с детьми, они наверняка делятся с вами. Так сложилось, что для людей старшего поколения школьный учитель это – эталон, человек, с которого хочется брать пример... Как складываются отношения у современных школьников с наставниками?

– Педагогика – это наука о воспитании подрастающего поколения и взрослых людей. Поэтому неправильно говорить, что мы только обучаем. В первую очередь, мы воспитываем своим личным примером, внешним видом, красивой, грамотной речью, уважением к детям. В общении между людьми считываются так называемые скрытые послания. Дети это тоже чувствуют: как произносится имя, что значимо для взрослого в ребенке, каким он его видит и представляет.

Между педагогом и учеником должна сложиться разумная дистанция, и учитель не должен быть «на пьедестале», не должен игнорировать ребенка, ставить неадекватные оценки или проецировать на него свое настроение.

Наиболее часто конфликты с учащимися возникают у профессионально выгоревших учителей, и здесь важно оказать помощь самому учителю через наставничество, проведение тренинговых занятий, обучение навыкам разрешения и предупреждения межличностных конфликтов.

Сегодня учителю сложно быть гибким в отношениях, потому что время поменялось, и дети стали другими. Но, если у педагога сохранено уважение к человеку, есть понимание того, что мы все разные, и у каждого из нас свое предназначение на земле, он справится с любыми трудностями.

А факты психологического насилия над детьми, пусть единичные, в наших школах есть, и дети об этом говорят. К сожалению, детей не слышат. Почаще вспоминайте, что ребенок – это тоже человек, у которого есть душа и чуткое сердце, который страдает и переживает, но очень зависим от взрослых в силу физической и умственной незрелости.

Конвенция ООН о правах ребенка призывает государства-участники создавать такие условия для развития, чтобы каждый ребенок был услышан. Слышим ли мы своих детей?

– Недавно в одной из школ округа произошел дикий случай: один ученик избил другого, причем до такой степени, что пострадавший мальчик попал в окружную больницу. Полицейские проводят проверку. Я по этому поводу беседовала с одной молодой учительницей. По ее мнению, многие дети в подростковом возрасте проявляют агрессивность. Неужели, это считается нормальным? Откуда столько жестокости?

– Агрессивность присуща любому человеку, как свойство личности. А агрессия – это уже поведение, и далеко не каждый человек выплескивает агрессивность в виде агрессии.

Жестокость же, как правило, проявляется в сознательном причинении вреда живому и присуща только человеку (животному миру жестокость не свойственна).

Подростковый возраст считается одним из самых критичных периодов в жизни человека и одним из самых беспокойных для родителей. Почему одни подростки преступают черту дозволенного, совершают преступления, в том числе особо тяжкие, однозначного ответа нет, поскольку любой поступок имеет многофакторную природу.

Не стоит сбрасывать со счетов уровень социально-экономического, культурного развития страны, падение значимости семьи, отсутствие единых воспитательных ориентиров, быстрое вторжение в мир детей интернета, отсутствие качественных детско-юношеских программ и передач в СМИ.

Никто изначально не родится плохим или хорошим человеком, большой или маленькой личностью. Человек – биосоциальное существо, и любой фактор может спровоцировать подростка на девиантные поступки (отклоняющиеся от общепринятых норм). Нам, взрослым, необходимо видеть и поощрять лучшее в детях, поскольку каждый ребенок рождается с большим количеством задатков!

 

(Газета «Няръяна вындер»)


Возврат к списку